афротурист

Почему потерпевшие от насильственного похищения с целью принудить к вступлению в брак не обращаются в милицию?

пустая трата времени/не будут реагировать (формально рассмотрят заявление) - 65.7%
негативный опыт обращения со стороны знакомых - 22.9%
самостоятельно решим проблему - 11.4%
это не преступление - 0%

Всего голосов: 35
The voting for this poll has ended on: 25 Апр 2015 - 00:00

Структура

structure sf

Передача подписей под петицией по уголовному делу (тройное похищение, двойное изнасилование) главе МВД

25 декабря 2013 года в 10:00 часов состоится передача подписей под петицией по уголовному делу по тройной краже невест, и двойному изнасилованию заместителю министра внутренних дел КР от ОФ «Открытая линия». Под данной петицией собрано 1816 подписей по всему миру на основе международного сайта www.avaaz.org

Кратко по данному уголовному делу:

В августе 2012 года 18-летняя Адина (имя вымышленное) была трижды похищена с целью вступления в брак, и дважды изнасилована одним и тем же мужчиной, который был старше девушки на 12 лет и был трижды женат. Родители подали заявление в милицию. Данное дело прошло четыре инстанции суда (районный, областной, Верховный, районный), так как на первых трех судебных инстанциях судьи отправляли дело на пересмотр за отсутствием тщательного расследования дела: следователь не включил в уголовное дело несколько эпизодов похищения и изнасилования.

Подробнее...

Bride Kidnapping

Scope of Good Practice
“Bride kidnapping” is quite common in Kyrgyzstan. However, despite a variety of research on this issue, the problem of bride kidnapping remains difficult. Lawyers have struggled with this problem for many years, but girls still are being forced to marry.
The unique aim of this campaign is to not only talk about the problem and its consequences, but also demonstrate correct models of behavior. For example, parents take away their daughter from a kidnapper’s house, police react to the committed crime and the kidnapper faces punishment. Young people will then think about the problem to which they can relate.

The Problem Addressed by the Campaign
1- Attitudes of victim’s relatives to bride kidnapping: Despite the fact that many parents feel outraged with the bride kidnapping practice, only few reported kidnapping. Some parents just pick up the victim and agree to take money and gifts in exchange for a promise not to report to the police, others just take their daughter away concerned about her condition. The majority of parents leave their daughters with kidnappers in exchange for presents and gifts.
2- Public attitude towards bride kidnapping: The public treats bride kidnapping as a daily practice that helps to substantially decrease wedding costs. The deputy Governor of Issyk-Kul region outlined during an interview that it is useless to combat bride kidnapping: "Bride kidnapping is deeply rooted in our history. One day I was a witness to a bride kidnapping myself. I was stopped in helping the victim by my driver just because he said that it is the usual thing”.
3- Little knowledge of criminal liability of bride kidnapping by a broad section of society.

 

Background Research
In 2010 Public Fond (PF) “Open Line” conducted research about kidnapping brides in Kyrgyzstan. The following methodology was used for data collection:
Legal acts comparative analysis
Structured interviews of the victims
Questionnaires for students
Interviews with law enforcement staff, NGOs experts, local governments and ministries
As result of questioning 268 victims of “bride kidnapping” it was found that:
36.9 percent of parent respondents asked girls to stay with kidnappers against their will
77 percent of respondents have no idea that it is possible to ask for help anywhere (police, crisis centers etc.)
For the question “Did life change for the worse after kidnapping?” 46 percent respondents said “Yes," 38 percent were unable to answer, and only 16 percent were sure that their life changed for the worse.
47 percent of respondents live with kidnappers, 34 percent do not communicate with their kidnappers (some of them left immediately, others after some period of living together), 9 percent said that they divorced after a couple years living together.
It is important to note that 74 percent of respondents said that they were subjected to psychological pressure in their kidnapper’s house. 23 percent of kidnapping victims reported physical violence (including rape).
Strategy
The main concept of the campaign was to show "violence without violence," that is, to present the problem of violence against women on the rise as a positive (though counter-intuitive). This display of negativity will not lead to any changes, but will only aggravate the situation.
The campaign has four target groups:
Parents of girls who were involved in the abduction of their daughter with the kidnapper, succumbing to the existing stereotypes and cultural practice
Potential kidnappers who were not aware of the existence of a criminal penalty for the kidnapping of brides
Youth who were indifferent to the problems of abducted women
Potential kidnapping victims, who should be shown that their fate is in their hands, and only they are free to guide it
Creative
The first video, "Give your daughter the right to choose," the target audience (parents) is "reminded" of their true relationship to their daughters. The video says: "You were always near when she needed you: when she had problems in the study of subjects in school, when she hurt herself falling down... So why are you now afraid to protect her?"

 

The second video, "Do not be indifferent, call 102" shows the indifference to the problems of other people who were abducted. All the problems of society have a "boomerang" effect, and perhaps they could happen to you or your loved ones.

 

The third video "Bride kidnapping is an offense" – a humorous video showing a growing trend – “blind” kidnapping: when a guy steals a girl whom he has never seen before. This situation has been played up a bit with the message that bride kidnapping is a crime.

 


“Birth of a legend" shows a moment from the life of a real historical figure, Kurmanjan Datka, who was to marry a rich man because he paid a large dowry. But on the wedding day, Kurmanjan ran away. She challenged the custom and challenged the people who condemned her. Later she got to marry a man whom she has chosen. Then Kurmanjan started to lead the people of Kyrgyzstan to the south, and for which she was given the title of "Datka" – "General" and is still called the Queen of the South. This historical context has been used to show that women must not be afraid of any stereotypes in society and they must fight for happiness.

 


Media
Service announcements were broadcasted on public television in Kyrgyzstan twice in one year.
Broadcasting on regional channels of the country: Karakol, Kara-Balta, Batken. Broadcasting was provided free of charge.
Broadcasting on the international video site youtube.com and local – namba.kg, bulbul.kg
Broadcasting on the social network Facebook.com
On website of the organization openline.kg
On blog of the organization kloop.openline.kg
Impact
Several seminars have been organized in Karakol based on the campaign. The man who helped to organize this seminar informed the team that the children who participated witnessed the kidnapping of the bride in their town. Wasting no time, they helped the kidnapped girl leave the kidnapper’s house because she did not want to stay there. This is one of the most striking examples of the impact of the campaign.
January 28, 2013 the President of Kyrgyzstan signed a decree toughening the punishment for bride kidnapping. Earlier punishment for bride kidnapping was a maximum of 3 years in prison. Now it is 3 to 5 years.
After television public service announcements aired, there were more calls to the police, and to the organization. Prior to launching the campaign there were no open bride kidnapping cases in the courts. After the campaign began, four criminal cases were open under the article of "Stealing girls for the purpose of marriage."
The campaign participated in the 16-day action against violence against women in Kyrgyzstan. In regions of the country people were given CDs with the social campaign slogan "Bride kidnapping in Kyrgyzstan."
Conclusions and Recommendations
Recommendations:
Conduct a study on the impact of the campaign
Use public service announcements towards the solution of social problems
Conduct video screenings and discussions in the villages where the majority of bride kidnappings take place
Undertake joint activities with the Ministry of Education
Track the “Facts of Abduction,” a documentary film based on the trial for the abduction of women for marriage

http://www.weforum.org/best-practices/creative-good/bride-kidnapping-kyrgyzstan

Великобритания поддерживает кыргызских женщин-активисток в борьбе против насилия

1387005830 s300 rsz 2un womenПосольство Великобритании в КР отметило кампанию 16 Дней Активизма против гендерного насилия приемом в честь женщин-активисток

4 декабря Посольство Великобритании в КР, совместно с ООН Женщины, организовало прием в честь кампании 16 Дней Активизма против гендерного насилия. Журналисты и представительницы более 20 женских организаций собрались в Резиденции Посла для неформального обмена идеями и информацией о наиболее актуальных проблемах, стоящих перед женщинами в Кыргызской республике сегодня.

Подробнее...

Ала качуу менен аты чыккан инспектор

Таластын Кара-Буура районундагы Маймак айылынын инспектору үч ирет кыз ала качканы айтылууда.


Кыз ала качуу боюнча азырынча алдына киши чыгарбай келаткан Маймактын аймактык инспекторунун үчүнчү курмандыгы тууралуу маалымат алгач ала качууга каршы күрөшкөн “Айкын багыт” коомдук фондуна 27-ноябрда келип түшкөн. Бул тууралуу аталган фонддун координатору Сайкал Малик кызы “Азаттыкка” буларды билдирди:

- Бизге атын атагысы келбеген бир кыз арыз менен кайрылып, анын 18 жаштагы Кундуз аттуу курбу кызын Маймактын Токтогул аттуу аймактык инспектору ала качып кеткенин айтты. Кундузду күч колдонуп ала качканы аз келгенсип, аны үйүндө эки күн кыйнап кармашкан. Кундуз депрессияга батып, өзүнүн жанын кыюуга да аракет кылган экен.

Подробнее...

Выйти замуж — не напасть

Несмотря на многолетнюю кампанию против кражи невест, умыканий не становится меньше, а число изнасилований растет. Под предлогом якобы древних традиций совершается жестокое насилие над беззащитными девушками.


Несмотря на многолетнюю кампанию против кражи невест, умыканий не становится меньше. Более того, под предлогом древних традиций совершается жестокое насилие над беззащитными несовершеннолетними. Похищение с целью принуждения к вступлению в брак до сих пор не считается серьезным преступлением среди представителей правоохранительных органов. Милиция зачастую лояльно относится к похитителям, а судьи заявляют, что у них высокая загруженность по более тяжким преступлениям.
Стало в порядке вещей, что за кражу девушки под видом невесты редко кто несет ответственность по всей строгости закона. Причем в советское время не было такого повального увлечения кражей невест. Тогда качество общественности было другим, партия с комсомолом тормозили ретивых. Нынче же умыкание стало ужасающей практикой. А все от многолетней безнаказанности. Имеется и романтизация процесса кражи невест некоторыми деятелями отечественного кинематографа, пропаганда с экрана тоже “эффективно работает” с неокрепшим сознанием молодежи.


История Айдины (имя изменено) из Таласской области — один из немногих случаев, когда насильник понес хоть какое–то наказание. Доверчивая девушка пережила предательство подруги, шок от надругательства, обращение, оскорбляющее человеческое достоинство и даже сравнимое с пытками.
Недавно корреспондент “ВБ” встретилась с Айдиной, которая после пережитого проходила реабилитацию в кризисном центре “Сезим”. Несколько неправительственных организаций пытаются помочь ей. Девушке трудно рассказывать о происшедшем. Душевные раны еще не зажили. Воспоминания о случившемся заставляют ее плакать.


Директор общественного фонда “Открытая линия” Мунара Бекназарова в деталях рассказала, что произошло больше года назад с 17–летней сельской школьницей.
В 2012 году Айдина перешла в 11–й класс. За несколько дней до начала занятий помогала матери стирать белье. Вечером пришла подруга и позвала ее погулять. Пока Айдина не закончила стирку, подружка сидела у них в доме. Уже стемнело, и Айдина пошла провожать подругу, но та почему–то повела ее другой дорогой и все время по сотке кому–то названивала. Было десять часов вечера, вдруг на дорогу вышел незнакомый мужчина. Подруга, загадочно улыбаясь, под каким–то предлогом быстро удалилась. А мужчина схватил Айдину и потащил к заброшенному дому, где ударил ее, и девушка на время потеряла сознание. Пользуясь беспомощным состоянием девушки, незнакомец изнасиловал ее. Затем он вызвал машину и привез ее в дом к своей сестре, сказав, что женится на ней.


Сестра, узнав от Айдины, что над ней надругались, сказала: мол, теперь она никому не нужна, деваться ей некуда и надо оставаться. Сотку у нее отобрали. Как оказалось, Камил Дуйшебаев — житель другого села, которому было лет 30, причем не раз женатый, имеющий троих детей от прежних браков. Старший сын учился в шестом классе.


Почти сутки девушка в шоковом состоянии пролежала в чужом доме. Потом наутро она сумела позвонить родителям и сказать, где находится.
Через три часа после прибытия домой ей сказали, что ее зовет соседка, которой она должна возвратить деньги за совместную работу в поле. Вдруг подъехала машина, и тот же “жених” с друзьями снова схватил Айдину, посадил в машину и вывез за село. На природе мужчины устроили пьянку, а Камил утащил ее в заросли и снова насильно овладел ею.


Родители девушки поняли, что ее опять украли, кинулись вызволять. Родственники насильника пытались отстоять девушку как свою добычу, и во время драки у ее отца была сломана нога. При этом родственники жениха вели себя очень агрессивно, постоянно сыпали проклятиями.
К сожалению, Айдина то ли от страха, то ли от шока сразу не сказала родителям, что была дважды изнасилована. Через два дня после случившегося семья подала заявление в милицию. Однако более 10 дней милиция не предпринимала никаких мер по задержанию насильника, хотя сотрудники хорошо знали его и всю его подноготную.
В результате такого лояльного и безответственного отношения к делу сотрудников милиции произошло еще одно похищение.


11 сентября несостоявшийся жених подкараулил девушку на заднем дворе, который не был огорожен забором. Он зажал ей рот, связал руки ремнем и, приставив к спине острый предмет, угрожал Айдине, если она посмеет подать голос. Девушку вывезли и заперли в каком–то заброшенном доме. Не кормили, а для физиологических нужд в комнате поставили ведро. От нее требовали, чтобы она написала заявление в милицию, что отказывается от претензий. Айдина слышала, что ее похитителю звонила на сотку мать и спрашивала о ней, но он врал и отвечал, что не знает о ее местонахождении, а сам находится за пределами Таласа. Через два дня приехала милиция, несостоявшегося жениха с невестой повезли в ИВС, причем Айдину почему–то поместили в одну камеру с ее насильником (!). И несколько часов их так продержали. А родители даже не знали о том, что их дочь “освободили” таким образом.


Стоит отметить, что семья Айдины живет в тихом спокойном селе, где все друг друга знают, и они никогда в жизни не сталкивались с такими эксцессами. И, конечно, как и многие жители глубинки, абсолютно безграмотны в правовом плане. Когда началось следствие по делу, они толком не понимали, какие бумаги подписывают, не пользовались услугами адвоката. А потом оказалось, что по статье за изнасилование Дуйшебаева не привлекают, ему вменяли только статью 155 — “Принуждение женщины к вступлению в брак”. Конечно, все были в шоке и тогда обратились за помощью к юристам.
Суд состоялся только через год после случившегося. По статье 155 УК КР “Принуждение к вступлению в брак” Дуйшебаев освобожден от наказания. По статье за изнасилование оправдан! И за похищение осужден на 5 лет лишения свободы, но ему учли срок, который он отсидел в СИЗО. В итоге ему осталось сидеть три года. Вся семья пострадавшей девушки до сих пор отходит от пережитого длительного стресса. Они не могут понять, почему такие очевидные преступления так легко наказываются либо насильника освобождают от ответственности за совершенное. Более того, новая версия поправок в Уголовный кодекс, где имеется ужесточение наказания за принуждение к вступлению в брак и похищение, не распространилась на это дело.

Петиция в защиту
Общественный фонд “Открытая линия” инициировал сбор подписей под петицией через международную электронную систему “Авааз”, чтобы случай, происшедший с Айдиной, стал переломной точкой и остановил волну насильственных похищений.
На сегодняшний день под петицией подписались более 1 тысячи 700 человек. Она будет передана министру внутренних дел КР Абдулде Суранчиеву.

В Кыргызстане, по данным института омбудсмена, около 30 процентов девушек подвергается насильственному похищению с целью принуждения к вступлению в брак.

 

компетентно

Марина ЭДИГЕЕВА, юрист правовой клиники “Адилет”, проект “Обеспечение доступа к правосудию уязвимых слоев населения”:
— В моей практике это первое судебное дело в Таласской области, когда девушка — жертва похищения и насилия — заявила в правоохранительные органы о том, что ее принуждали к браку, похищали с этой целью и что в отношении ее было совершено насилие. Считаю, что суд принял правильное решение, приговорив насильника Камила Дуйшебаева к пяти годам лишения свободы. Но из–за того, что он просидел год в СИЗО, ему остается три года заключения.
Для того чтобы добиться справедливости, потребовалось потратить много времени. Больше года прошло с момента событий. Осужденный был признан виновным в похищении и принуждении к браку. К сожалению, статья по похищению на момент совершения преступления квалифицировалась как “небольшой тяжести”. Дуйшебаев избежал наказания за изнасилования, совершенные два раза подряд.
Девушка в тот момент находилась в состоянии шока и не смогла вовремя заявить о насилии, чтобы можно было провести экспертизу. К тому же сказалась зависимость от предрассудков, бытующих в селах в семейных отношениях, когда ребенок не может и боится открыто говорить о такого рода вещах, не знает, как это воспримут. Девушка несколько дней переживала в одиночку, не говорила родителям. Когда они подали заявление в милицию по факту похищения и в школу пришел сотрудник ИДН, Айдина решила раскрыться и рассказать родителям правду о случившемся, но, к сожалению, на тот момент уже трудно было провести экспертизу и доказать факты изнасилования.
Показаниям девушки верили в суде, но судья не может осудить человека только на основании заявления одной стороны. Подружка–одноклассница в качестве свидетеля не пришла ни на одно заседание, во время очной ставки на следствии она заявила о своей непричастности к этому делу, возмущалась, что пострадавшая упомянула о ней, и не хотела давать какие–либо показания. В результате пострадавшей стороне пришлось согласиться с предъявленным обвинением. Если обжаловать решение первой инстанции в областном суде, то девушке придется проходить новый круг волнений и испытаний на процессе. И, возможно, еще один год пройдет, но, скорее всего, доказать изнасилование будет трудно. Тогда, если приговор оставят в силе, из пяти назначенных лет осужденному останется сидеть в тюрьме всего один год, так как пребывание в СИЗО засчитывается как год за два. И поэтому решили не обжаловать решение первой инстанции.

кстати

 

Историческая правда о краже невест
В последнее время кражу невест оправдывают как веками сложившуюся национальную традицию. Однако примечательно, что в известном этнографическом труде “Киргизы. Их этногенетические и историко–культурные связи” Саул Абрамзон посвящает отдельную главу традиционным семейным отношениям. Он пишет, что “умыкание (кыз ала качуу) как форма заключения брака встречалась в прошлом довольно редко. Как рассказывали собеседники на Тянь–Шане, если у засватавшего девушку не хватало средств на уплату калыма, он сначала немного платил, а потом, договорившись с девушкой, умыкал. После этого отец жениха должен был поехать к отцу девушки и просить прощения за сына. Эта поездка называлась “алдына тюшюю”. После примирения к родителям жениха отправлялась мать невесты и привозила с собой приданое”.
В своей книге Абрамзон отмечает, что жених прибегал к умыканию только в тех случаях, когда его родственники были влиятельными людьми и могли поддержать его. Или сваты молодого человека не могли добиться успеха, или родители невесты выступали против данного брака. Похищение совершалось, как правило, с согласия невесты. Насильственное возвращение похищенной невесты ее родственникам рассматривалось как позор для жениха и его родных, поэтому девушку, увезенную без разрешения ее родных, помещали в доме кого–либо из влиятельных сородичей будущего мужа. Обычно дело заканчивалось примирением сторон. Калым в таких случаях уплачивался в значительно большем размере.
К умыканию прибегали сравнительно редко, прежде всего потому, что в конфликт втягивался широкий круг родственников и сородичей с обеих сторон. Возникала родовая вражда, приводившая иногда к тяжелым последствиям.
Бермет МАЛИКОВА.


Итсочник: http://members.vb.kg/2013/11/26/panorama/1_print.html

Самые читаемые

Школа инновационных технологий

Бишкек, Кыргызстан. ОФ "Открытая линия" при поддержке Prague Civil Society

22-09-2017
Объявляется тендер. г. Ош.

Данным письмом ОФ "Открытая линия" приглашает заинтересованных лиц подать ц

25-04-2017
Объявляется тендер. Бишкек.

Данным письмом ОФ "Открытая линия" приглашает заинтересованных лиц подать ц

25-04-2017
"Школа прав человека" в Кыргызстане

С 8 по 14 апреля 2012 года на Иссык-Куле прошла "Школа Прав Человека".Целью

06-05-2014
sadiogorod.net