афротурист

Почему потерпевшие от насильственного похищения с целью принудить к вступлению в брак не обращаются в милицию?

пустая трата времени/не будут реагировать (формально рассмотрят заявление) - 65.7%
негативный опыт обращения со стороны знакомых - 22.9%
самостоятельно решим проблему - 11.4%
это не преступление - 0%

Всего голосов: 35
The voting for this poll has ended on: 25 Апр 2015 - 00:00
Июль 2017
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Структура

structure sf

Бюбюсара Рыскулова: Права женщин в Кыргызстане очень шаткие

http://kyr.24.kg/obschestvo/934_byubyusara_ryiskulova_prava_jenschin_v_kyirgyizstane_ochen_shatkie/

Женщина не может лишить родительских прав бывшего мужа-насильника

Подполковник милиции в отставке издевался не только над женой, но и над дочерью и тещей.

В Кыргызстане, по данным национального обзора Пекинской платформы действий по улучшению положения женщины "Пекин+20", распространенной формой насилия в отношении женщин является семейное насилие. Количество зарегистрированных фактов растет. Так, в 2013 году число зарегистрированных случаев физического насилия выросло на 30% по сравнению с предыдущим годом. При этом в подавляющем большинстве случаев (почти 90%) жертвами были женщины. Вот только одна такая история.

Катерина (имя изменено) называет себя бывшей жертвой домашнего насилия. В 2010 году, схватив кое-какие вещи, она сбежала из дома от мужа-обидчика в кризисный центр "Сезим". Муж – подполковник милиции в отставке - не только бил Катерину, но и грозился убить.

"То, что пострадала я – это небольшой процент случившейся беды, - рассказывает Катерина. - Самое страшное в том, что пострадала моя дочь. Она принудительно находилась у отца 2 месяца. И только спустя полгода я узнала, что в отношении девочки были совершены развратные действия - это позже подтвердила экспертиза. Были пытки. Он издевался над дочерью не один. Там был еще человек. На тот момент девочке было 3,5 года".

Пострадала и мать Катерины. Бывший зять избил пожилую женщину.

"На мою маму он напал во дворе нашего собственного дома, - вспоминает Катерина. - Пьяный кинулся на нее с матами, сказал, что будет ее убивать. На плитке стояла кастрюля с кашей, и мама ее в него кинула. Потом экспертизу подделали, "обнаружив" ожоги четвертой степени. И мою маму обвинили по статье 112. Сами милиционеры смеются и говорят, что не бывает такого, потому что четвертая степень ожогов – это обуглившийся человек. Данные этой экспертизы мы много раз обжаловали. Муж – бывший милиционер. Этим все усложнилось. Было много статей, согласно которым он должен сидеть. Это развратные действия, злостная неуплата алиментов, избиение моей матери. Но ни по одному факту не было возбуждено уголовное дело. Мы обжаловали закрытие дел в отношении бывшего мужа. Тем не менее дела все закрыты", - сетует женщина.

Дело в отношении матери Катерины было закрыто за истечением срока давности. Однако против Катерины выступили правоохранительные органы, а также специалисты Республиканского центра психического здоровья.

"Когда я еще сомневалась в том, что с ребенком что-то произошло, то привела ее в РЦПЗ и сказала, что с дочкой творится что-то странное. Там специалисты, еще не зная, кто ее отец, стали говорить, что 100% было насилие. Они записали все это в журнал. После нас приходит отец дочки, и все сразу меняется. В РЦПЗ пытались подделать множество диагнозов, они хотели оставить меня в клинике. Делали двойные экспертизы, якобы я невменяемая. В ОПЗД мне выдали липовую справку, вписав какую-то женщину. Препятствий было очень много. Тем не менее, благодаря правозащитным организациям, я выстояла", - говорит пострадавшая.

Сейчас Катерина пытается хотя бы лишить бывшего мужа родительских прав, однако сколько ни бьется – ничего не выходит.

"Доказать, что он пьет – нереально. Акты экспертизы о том, что он был пьян, на руки мне не дают. Когда юристы и адвокаты обращаются с запросом о прохождении им освидетельствования, в ответах утверждается, что такой не проходил. Он ходит к дочери в школу. Слова о развратных действиях сейчас никого не трогают. Когда я объясняю директору, что у меня есть на руках три экспертизы, он меня в ответ упрашивает, чтобы я разрешала папе гулять с ребенком. Я теперь не удивляюсь, что столько женщин сидят в тюрьмах за совершенные ими преступления. Потому что их загоняют в безвыходную ситуацию. Когда им нужно защитить себя, своего ребенка, а они не знают как. Я не знаю куда пойти, к кому обратиться. Писали миллион раз в Генеральную прокуратуру. У нас настолько коррумпированная система, что обидчик остается безнаказанным", - плачет женщина.

Согласно данным медико-демографического исследования в Кыргызстане (МДИК), 23% всех женщин в возрасте 15-49 лет пережили физическое насилие. По фактам семейных конфликтов ежегодно органы внутренних дел осуществляют более 7 тысяч выездов. Около 30% случаев регистрируются как факты семейного насилия. При этом к различным мерам административной и уголовной ответственности привлекаются только 50% виновных.

Более 10 лет в Кыргызстане действует Закон "О социально-правовой защите от насилия в семье", целью которого является создание социально-правовой системы охраны жизни, здоровья членов семьи от насилия и предоставления пострадавшим защиты от семейного насилия, основанной на соблюдении международных стандартов в области прав человека. Закон есть. Однако, по словам работающих с пострадавшими от насилия женщинами правозащитников, самым главным препятствием в нашей стране, которое не позволяет выпутаться из подобных имеющихся ситуаций, является коррупция.

 

URL: http://www.vb.kg/294431

"В КР в случаях насилия требования предъявляют женщине, а не насильнику"

Ежегодно 25 ноября отмечается Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. О ситуации и мерах борьбы с насилием в Кыргызстане рассказала «Азаттыку» глава ОФ «Открытая линия» Мунара Бекназарова.

 

 

 

«Азаттык»: Расскажите о ситуации с насилием в Кыргызстане. Какова статистика?

 

Мунара Бекназарова: Мало, кто отслеживает эту ситуацию.  В рамках общественных слушаний показывали статистику за 2012 год, составленную на основе обращений граждан в государственные органы. Но в стране очень много фактов, когда женщины не обращаются в правоохранительные органы. 

 

Насилие в Кыргызстане было и остается по сей день. Оно имеет большие масштабы. Насилие в республике бывает разного плана. Есть в том числе и скрытое насилие, которое происходит в семьях. 

 

«Азаттык»Чаще всего женщины, подвергшиеся насилию, боятся позора и не обращаются в правоохранительные органы. Почему это происходит?

 

Мунара Бекназарова: Мы сейчас учим организации оказывать помощь и информировать граждан о том, что они могут обращаться по факту насилия. Чтобы граждане определяли, что такое насилие, что у них есть право защитить себя. Мы учим организации выступать в качестве представителей потерпевших, потому что услуги адвокатов стоят дорого. Не у всех есть деньги для оплаты их услуг. А эти организации могут помочь девушкам рассказать о факте насилия, потому что многие не могут это сделать, не могут даже сформулировать и осознать то, что с ними произошло.  

 

Я думала, что такое происходит только у нас. Но недавно произошел случай изнасилования волонтера из Швейцарии.  Во время беседы я спросила у девушки, почему она не обратилась к врачам после этой истории, так как для МВД нужны доказательства и наличие результатов судебно-медицинской экспертизы. «Мне было настолько плохо, я настолько чувствовала себя грязной, настолько я боялась позора, что приняла решение, что никуда не буду обращаться», - ответила она мне. Тогда я поняла, что даже в развитых странах, где с детства учат не разговаривать с незнакомцами, не давать свои данные, где такое обучение идет на системном уровне, человек не поступает так, чтобы облегчить работу следователей. А у нас в стране такого обучения для девушек нет.  

 

«Азаттык»То есть это не зависит от менталитета?

 

Мунара Бекназарова: Частично все же зависит. У нас, конечно, есть рамки, нас так воспитывали. Зачастую в обществе говорят, что девушки сами виноваты в том, что подверглись насилию. Что могли бы промолчать или что надела короткую юбку или должна слушать мужа. Требования все равно предъявляют к женщине, а не к насильнику. И женщины понимают, что у них нет поддержки. 

 

В прошлом году был случай, когда украли 19-летнюю девушку. Она пережила три инсульта из-за того, что ежедневно подвергалась насилию со стороны похитителя. Когда она возвращалась домой и говорила маме, что он ее бьёт, мать говорила, чтобы она и дальше с ним жила. «Все так жили, это пройдет. Он повзрослеет и перестанет так делать», - говорила мать той девушки. 

 

То есть мы собственными руками отправляем детей на такое. В обществе существуют определенные рамки, люди их создали сами и думают: «Я должен жить вот так, чтобы общество ничего про меня не сказало». При этом у нас нет такого приоритета, как защитить своего ребенка. 

 

«Азаттык»: Какие меры необходимо предпринимать для борьбы с насилием?

 

Мунара Бекназарова: Когда мы проводили исследование случаев похищения невест, выяснили, что только 9% из нами опрошенных обратились в правоохранительные органы по факту кражи. Остальные 91% не обращаются. Почему?  Потому что у нас есть стереотипы. Значит, нужно работать с сознанием населения. Нужно проводить большую просветительскую работу.

 

В последнее время у нас практикуется публикация видео в интернете. Например, ребята дерутся, а потом кто-то выкладывает видео с дракой в интернет, и все радуются. А мы делаем ролики, где рассказываем людям о том, что основная функция телефона – звонить, и если видишь правонарушение, то ты должен позвонить на 102, потому что на месте потерпевшего могут оказаться твои сестренка или мама.

 

А родителям, которые оставляют своих дочерей у тех, кто их украл, мы говорим, что им нужно поддержать своих детей. Мы показываем модель поведения, которая приемлема. Мы не осуждаем ни насильников, ни родителей, но мы показываем другую сторону, которая учит людей поступать иначе. 

 

Я думаю, что также нужен комплексный подход и в системе образования. Необходимо на всех воспитательных мероприятиях уделять внимание коммуникации между полами. Также нужно контролировать исполнение законов. Гражданское общество должно быть сильным и должно иметь возможность контролировать исполнение законов, чтобы закон, который защищает жертву от насилия, был не только на бумаге.

 

«Азаттык»: Сегодня состоялись общественные слушания по проекту закона «О социально-правовой охране и защите от семейного насилия». Чем этот проект закона отличается от принятого в 2003 году? Будет ли он работать, ведь чаще всего у нас законы не работают? 

 

Мунара Бекназарова: Предыдущий законопроект хороший, потому что он указал на проблему. Но он был неработающим, потому что в нем не были прописаны обязанности органов, которые должны реагировать на насилие. С этим законопроектом мы предлагаем предусмотреть разграничение функций этих ведомств. В законе будет прописано то, что должно делать то или иное ведомство. 

 

Раньше в законе были прописаны только функции МВД, и все требовали решить проблему от милиции. А ей просто не хватает мощности, человеческих ресурсов.  Между тем для борьбы с насилием нужны кризисные центры. Мы также прописали, что местное самоуправление будет изыскивать средства и открывать психологические кабинеты. Раньше местное самоуправление было в стороне. 

 

Кроме этого, в законопроекте прописано, что должен быть один уполномоченный госорган, который отвечает за всю реализацию законопроекта и координирует все ведомства. 

 

Детальное описание функциональных обязанностей государственных органов по реагированию на домашнее насилие, поможет в решении проблемы насилия в Кыргызстане.  

http://rus.azattyk.org/content/article/26709795.html

 

Причина каждой четвертой материнской смерти - бедность

23 из 95 погибших в Кыргызстане беременных женщин и рожениц имели доход ниже прожиточного минимума.

В Минздраве проанализировали причины материнской смертности. Конфиденциальное расследование материнской смертности (КРМС): I национальный отчет (извлеченные уроки, возможности и ключевые рекомендации) представила начальник Управления оказания медицинской помощи и лекарственной политики Минздрава Анара Ешходжаева.

По ее данным, в результате проведенной работы, а это анализ 95 случаев из 149 материнской смертности за 2011-2012 годы, были выявлены причины материнской смертности медицинского и немедицинского характера.

Среди первых лидируют кровотечения - 41 (44,2%), на втором месте 18 (19%) - гипертензивные нарушения во время беременности, затем сепсис - 13 (13,7%), тромбоэмболия легочной артерии -3 (3,15%) и осложнения наркоза - 3 (3,15%).

К немедицинским причинам относятся бедность – 39 (41,1%), анемия – 21 (22,1%), миграция – 12 (12,6%), не ответственное отношение к своему здоровью (отказ от сотрудничества, от дородового наблюдения, своевременного посещения врача) – 20 (21,1%), а также насилие – 4 (4,2%)

"Сокращение доходов домохозяйств и недостаточная поддержка правительства в защите уязвимых слоев женского населения приводят к недостаточному питанию женщин, возникновению хронических болезней, усугубляют течение беременности, родов и послеродового периода. 23 (24,2%) из 95 погибших женщин имели доход ниже прожиточного минимума, плохие условия проживания (не имели своего жилья). 16 (16,8%) – находились в черте крайней бедности (отсутствие средств, необходимых для приобретения продуктов, супруг был инвалид). Таким образом, почти каждая вторая погибшая (39 из 95) была социально уязвима", - поясняется в отчете.

Приводится пример случая домашних родов третьим ребенком (не успели в родильный дом: своего транспорта нет, доехали на попутном), через 4 часа женщина самовольно уходит домой, мотивируя это наличием старших детей одних дома. На седьмые сутки пациентка поступает в тяжелейшем состоянии в сопровождении брата и умирает через 25 минут в приемном блоке.

Далее указано, что не менее уязвима группа женщин-мигранток, которые в поисках достойной работы, высокой зарплаты и лучших стандартов жизни были заняты челночным бизнесом, связанным с тяжелым физическим трудом, без должного доступа к дородовому наблюдению, как за рубежом, так и в нашем государстве (внутренняя миграция).

Так, 12 (12,6%) из 95 погибших были мигрантами, 5 из них проживали в России и прибыли в страну практически перед родами. 7 (58,3%) из этих 12 женщин поступили с родильный дом в крайне тяжелом состоянии, когда медицина была уже бессильна.

Только 4 (4,2%) из 95 имели определенное (постоянное) место работы, 91 (95,8%) – обозначили себя, как домохозяйки. Одна женщина была без определенного места жительства.

"Первобеременная, с заболеванием щитовидной железы, на учете не состояла, мигрантка. Поступила в стационар на сроке 37 недель в тяжелом состоянии. Из-за позднего обращения больной и запущенного состояния проведенная интенсивная терапия эффекта не дала", - таким примером проиллюстрирован отчет.

Далее в документе сказано, что насилие во время беременности связано с повышенным риском выкидыша, мертворождения, прерывания беременности или рождения ребенка с низкой массой тела, депрессии, тревоги, возможным злоупотреблением психотропных веществ и т. д.

Так, 10 (10,5%) из 95 умерших имели семейные проблемы: муж был потребителем алкоголя, в одном случае была вредная привычка с употреблением наркотиков, был один бомж. Среди проанализированных случаев оказалось 11 матерей-одиночек. 4 женщины (4,2%) подвергались семейному, психологическому, физическому,сексуальному, а также финансовому насилию: муж не давал денег на проезд к врачу, были ограничены финансовые расходы в семье на полноценное питание, имели место побои во время беременности, запрет на получение образования и трудоустройства и т. д.

"Еще одна группа, вызывающая беспокойство, – юные матери, которые, с большей вероятностью, будут иметь низкое качество жизни, ограниченные социально-экономические перспективы, а их дети будут отличаться низкими показателями здоровья. Две женщины (2,1%) из 95 погибших были в возрасте 17 и 18 лет", - говорится в отчете.

 

URL: http://www.vb.kg/294407

 

В Таласской области мужчина до смерти избил свою супругу

 

Женщина, не приходя в сознание, скончалась на месте

Накануне ночью в доме по улице Маданият в селе Чон Кара-Буура Кара-Бууринского района Таласской области был обнаружен труп 50-летней женщины. Об этом сообщили в пресс-службе МВД. Сотрудники УВД Таласской области по подозрению в совершении преступления задержали 55-летнего мужчину.

Было установлено, что задержанный в ходе пьяной ссоры избил женщину и ушел из дома. В результате нанесенных телесных повреждений она, не приходя в сознание, скончалась на месте. Погибшая и подозреваемый являются супругами, подозреваемый ранее не был судим. 

По данному факту возбуждено уголовное дело по статье 97 «Убийство» УК КР. Ведется следствие.

http://news.mail.ru/inworld/kyrgyzstan/incident/20097715/

11 ноября 2014|События |K-News.kg

Самые читаемые

Объявляется тендер. г. Ош.

Данным письмом ОФ "Открытая линия" приглашает заинтересованных лиц подать ц

25-04-2017
Объявляется тендер. Бишкек.

Данным письмом ОФ "Открытая линия" приглашает заинтересованных лиц подать ц

25-04-2017
Акция "Подарок" депутату"

Сегодня, 18 октября 2012 года в здании Белого дома состоялась акция "Подаро

06-05-2014
ЖК одобрил во втором чтении закон, увеличивающий до 10 лет уголовное наказание за кражу несовершеннолетних невест

Бишкек (АКИpress) - Жогорку Кенеш 18 октября на своем заседании принял во в

06-05-2014
В Кыргызстане стартует ежегодная 16-дневная национальная кампания против насилия в отношении женщин

CA-NEWS (KG) - 25 ноября в Международный день борьбы за ликвидацию насилия

07-05-2014
sadiogorod.net